>Ночная фурия<
Зачем имена? Они не отображают ничего. Если ты не можешь прикоснуться к моей душе своей – имя ничего не значит. Ты идешь по лесу и знаешь, что проходишь мимо дуба или ольхи. Но значит ли это что-то для тебя?


Ночной Манхэттэн блистал огнями пытаясь поспорить красотой со звездным полотном небес. Хотя, врядли ему когда-нибудь удастся взять эту пальму первенства… И все же он был прекрасен! Даже расползающаяся по Нью-Йорку болезнь пока не покорила его красоты, не сломала его очарования.
Алекс наслаждался полетом. Он то парил над высотками, то камнем летел вниз… чтобы оттолкнувшись от одной из крыш снова взмыть в небо.
На такой высоте людей внизу не было видно, а ряды машин на освещенных трассах сливались в мерцающие золотые потоки.
Абсолютная свобода! Абсолютный триумф! Алекс Мерсер не собирался направляться в какое-нибудь определенное место. Он летел туда, куда звала его душа. Правда, после последних событий многие бы поспорили, что она у него еще осталась… а он, возможно, даже согласился бы с ними.
Мерсер спустился ниже и резко приземлился на крышу девятиэтажки. Этот район Манхэттэна выделялся на общем фоне как паршивая овца – тут тоже все сверкало, но не от электроогней – квартал пылал, то и дело раздавались крики, выстрелы, автоматные очереди.
Алекс огляделся чтобы убедиться – пока никакой охотник его не засек, - и присел на краю крыши. В проулке развернулась баталия. Потрепанный отряд морпехов жался к побитому БТР. Положение их было более чем плачевное.
Сквозь шум выстрелов до Алекса долетали обрывки команд, отчаянные голоса уже потерявших надежду солдат.
Вскоре к спектру звуков примешалось и знакомое рычание. Мерсер бросил взгляд в сторону: к отряду морпехов мчалась стая охотников.
Алекс поднялся на ноги, оттолкнулся от края крыши и, налету трансформируя руки в жуткие когтистые лапы, приземлился перед разъяренными тварями.
На краткий миг морпехи впали в замешательство – палить по «Зевсу» или по монстрам? Но когда огромные когти Алекса вонзились в тело охотника, люди решили, что сейчас главное – выжить… Приоритетная цель? Черт с ней, если «Зевс» поубивает этих тварей!
Охотников Мерсер брал на себя, остальное – оставлял на морпехов: он отнюдь не собирался исполнять роль героя-спасителя.
Вскоре улица покрылась трупами мутантов, а монстры все прибывали. От отряда солдат осталось четыре человека. Алекс перешел на термовидение – количество дыма мешало ориентироваться.
Прошло всего несколько минут, а морпехам казалось – вечность в аду. И тут… все закончилось.
Ветер усилился. Рванул черную занавесу дыма всторону.
Четверо выживших сжимали штурмовки и не верили в то, что все еще дышат.
Алекс выдернул когти из окровавленной туши охотника, выпрямился, замер на секунду и через плече бросил ничего не выражающий взгляд на солдат.
- Подкрепление уже в пути. Какова ситуация? – раздался механический голос из динамика одного из военных. Морпех стер со лба пот, заливавший глаза и, глядя на Мерсера, произнес:
- Все чисто.
Алекс отвернулся. Порыв ветра и фигура «Зевса» скрылась в пелене черного дыма.

@темы: Прототип, творчество