Добро пожаловать. Чувствуйте себя как дома, но не забывайте, что вы в гостях.

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
08:29 

Странные союзники

Зачем имена? Они не отображают ничего. Если ты не можешь прикоснуться к моей душе своей – имя ничего не значит. Ты идешь по лесу и знаешь, что проходишь мимо дуба или ольхи. Но значит ли это что-то для тебя?


Ночной Манхэттэн блистал огнями пытаясь поспорить красотой со звездным полотном небес. Хотя, врядли ему когда-нибудь удастся взять эту пальму первенства… И все же он был прекрасен! Даже расползающаяся по Нью-Йорку болезнь пока не покорила его красоты, не сломала его очарования.
Алекс наслаждался полетом. Он то парил над высотками, то камнем летел вниз… чтобы оттолкнувшись от одной из крыш снова взмыть в небо.
На такой высоте людей внизу не было видно, а ряды машин на освещенных трассах сливались в мерцающие золотые потоки.
Абсолютная свобода! Абсолютный триумф! Алекс Мерсер не собирался направляться в какое-нибудь определенное место. Он летел туда, куда звала его душа. Правда, после последних событий многие бы поспорили, что она у него еще осталась… а он, возможно, даже согласился бы с ними.
Мерсер спустился ниже и резко приземлился на крышу девятиэтажки. Этот район Манхэттэна выделялся на общем фоне как паршивая овца – тут тоже все сверкало, но не от электроогней – квартал пылал, то и дело раздавались крики, выстрелы, автоматные очереди.
Алекс огляделся чтобы убедиться – пока никакой охотник его не засек, - и присел на краю крыши. В проулке развернулась баталия. Потрепанный отряд морпехов жался к побитому БТР. Положение их было более чем плачевное.
Сквозь шум выстрелов до Алекса долетали обрывки команд, отчаянные голоса уже потерявших надежду солдат.
Вскоре к спектру звуков примешалось и знакомое рычание. Мерсер бросил взгляд в сторону: к отряду морпехов мчалась стая охотников.
Алекс поднялся на ноги, оттолкнулся от края крыши и, налету трансформируя руки в жуткие когтистые лапы, приземлился перед разъяренными тварями.
На краткий миг морпехи впали в замешательство – палить по «Зевсу» или по монстрам? Но когда огромные когти Алекса вонзились в тело охотника, люди решили, что сейчас главное – выжить… Приоритетная цель? Черт с ней, если «Зевс» поубивает этих тварей!
Охотников Мерсер брал на себя, остальное – оставлял на морпехов: он отнюдь не собирался исполнять роль героя-спасителя.
Вскоре улица покрылась трупами мутантов, а монстры все прибывали. От отряда солдат осталось четыре человека. Алекс перешел на термовидение – количество дыма мешало ориентироваться.
Прошло всего несколько минут, а морпехам казалось – вечность в аду. И тут… все закончилось.
Ветер усилился. Рванул черную занавесу дыма всторону.
Четверо выживших сжимали штурмовки и не верили в то, что все еще дышат.
Алекс выдернул когти из окровавленной туши охотника, выпрямился, замер на секунду и через плече бросил ничего не выражающий взгляд на солдат.
- Подкрепление уже в пути. Какова ситуация? – раздался механический голос из динамика одного из военных. Морпех стер со лба пот, заливавший глаза и, глядя на Мерсера, произнес:
- Все чисто.
Алекс отвернулся. Порыв ветра и фигура «Зевса» скрылась в пелене черного дыма.

@темы: Прототип, творчество

08:27 

Мать

Зачем имена? Они не отображают ничего. Если ты не можешь прикоснуться к моей душе своей – имя ничего не значит. Ты идешь по лесу и знаешь, что проходишь мимо дуба или ольхи. Но значит ли это что-то для тебя?



Их было двое. Человек с диктофоном и мужчина в строгом черном пальто. Журналист нажал на кнопку записи. Ученый наклонился вперед:
- Все началось после Второй мировой. Это был военный эксперимент по заказу правительства. Холокост нового поколения. Они считали, что нашли ключ к мировому господству, способ подтасовать мир так, как это удобно. Незримый свет, пронзающий толпы, разумная смерть, способная убивать только тех кого необходимо.
В 1964 году армия построила Надежду. Городок в штате Айдахо. Они сказали, что это для испытания базы на случай ядерного удара. Город наполнили разными этническими группами: семьями военных из разных частей света. Они говорили им, что это – будущее. Они многое говорили. А потом случилось то, что испытало веру этих людей…
Все, кроме исследователей были заражены. Эффекты, а они должны были быть сильными – так и не проявились. В зачатых за этот период детях вирус был неактивен. Никто не мог понять почему. В чем-то была допущена ошибка, но чтобы понять это им потребовалось четыре года…Все дети, родившиеся после 1965 (а в период с 1965 по 1969 в Надежде было 27 новорожденных) погибли от неизвестных генетических дефектов. Каждый из них перед смертью проявлял что-то необычное. Генетический беспорядок делал их жизни уникальными. Было впечатление, будто вирус пытается что-то создать, но не может. Вскоре, после смерти последнего ребенка Надежды (08.06.1968 Майкл К., умер в возрасте два года два месяца) в городке началась вспышка неизвестной инфекции.
Надежда превратилась в испытательный полигон. Несколько месяцев военные ученые наблюдали за развитием болезни, а когда они собрали весь необходимый материал, был отдан приказ взять город штурмом. Все население было уничтожено… кроме двух человек: Элизабет Грин, девятнадцати лет и младенца мужского пола.
- У них оказался иммунитет к инфекции? – журналист выжидающе посмотрел на собеседника.
- Напротив, - мужчина в черном покачал головой, - Инфекция изменила Грин. Тело ее стало производить десятки вирусов. Большинство из них были довольно безобидными, но некоторые – смертельноопасными. Исследования, которые над ней проводили способны были помочь найти лекарство от всех известных человечеству болезней…
- Или уничтожить все живое.
- Да, или уничтожить все живое. Объект «Мать» провел в изоляции тридцать лет. ОНИ считали, что мозг ее поврежден вирусом…
- Но вы думаете иначе…
- Да, я думаю иначе. Вирус здесь не причем. У нее отняли право на нормальную жизнь. Почти год она прожила в кромешном аду оцепленного инфицированного города, пока в конце-концов не осталась один-на-один с обезумевшими тварями, а некогда родными и друзьями. Вполне возможно, вспышка инфекции началась из-за нее, из-за нарастающей активности вирусов, вырабатываемых ее телом. Шесть из двадцати семи детей Надежды имели непосредственный контакт с ней. Все они погибли. Вполне возможно, она считала себя ответственной за это. Далее, все, что ей довелось видеть – это стены изоляторов и военные лаборатории. Но самое главное – из нее вырвали ее ребенка. Нет, это не вирус сделал ее безумной.
На экране маячила заставка новостей. Мелькала бегущая строка. Полиция все еще разыскивает террориста, ответственного за теракт в Нью-Йорке и Вашингтоне.
- Вся эта информация… откуда она у вас?
Человек в черном взглянул на часы и поднялся из-за столика.
- Постойте, как мне связаться с вами в следующий раз?
Уже взявшись за дверную ручку, незнакомец обернулся. Он бросил усталый взгляд на журналиста и горько улыбнулся:
- Следующего раза не будет.

@темы: Прототип, творчество

08:24 

Прототип. День 2

Зачем имена? Они не отображают ничего. Если ты не можешь прикоснуться к моей душе своей – имя ничего не значит. Ты идешь по лесу и знаешь, что проходишь мимо дуба или ольхи. Но значит ли это что-то для тебя?


Город, люди... Весь мир был чужим, казался не более чем рисунком на картонной ширме.
Алекс, бесцеремонно расталкивая волну прохожих, направлялся по адресу, указанному Даной.
Кто все эти люди для него? Кто он для них?
Толпы - цветная массовка.
Он - темное пятно. Нечто чужеродное, неестественное.
Шум машин, гам человеческих голосов были неприятны. Все это напоминало Алексу Мерсеру о его отрешенности от мира обычных вещей. Все это усиливало боль, а вместе с нею и злость.
- Смотри куда идешь! - послышался гневный возглас. Женщина потирала ушибленное плече. Алекс не обернулся, он просто проигнорировал.
Толпа раздражала.
Раздражала своей обычностью, своей суетливостью.
Возможно, и сам Алекс совсем недавно был частью этой толпы: спешил на работу, улыбался знакомым, или ворчал на погоду... а может сидел за рулем своей машины, слушал любимую музыку и временами ругал пробки.
Но кто-то решил изменить обычный порядок вещей. Он наделил Алекса нечеловеческими способностями и превратил его в мишень. И теперь Мерсер готов был на все, лишь бы узнать что произошло...
На пороге квартиры он замер. Было так странно – знать, что еще недавно называл это совершенно незнакомое место «домом».
Алекс дотронулся до золоченой дверной ручки. На миг замер… а потом с силой толкнул дверь. Замок с треском сломался.
- Дом… - произнес Мерсер, словно пробуя слова на вкус, - Мой дом.
Не спеша, рассматривая интерьер, Алекс прошел в зал. Скользнул взглядом по комнате: чисто, приятно. На стене школьная доска, мелом выведены какие-то формулы. Напротив нее – рабочий стол. на нем компьютер и какие-то документы. Но по-настоящему внимание Алекса привлекли фотографии на стене у окна. Он узнал себя в черном деловом костюме: пожимает кому-то руку; были и фото с Данной; также под стеклом в деревянной рамке красовался университетский диплом. Взгляд Мерсера остановился на фотографии с краю – он нежно обнимает голубоглазую блондинку. Оба кажутся счастливыми. Непроизвольно, словно зачарованный, Алекс протянул к изображению руку…

* * *
Агент Блэквотча стоял, сложив за спиной руки и ждал отчета.
- Цель в здании, - отрапортовал сидящий за монитором человек.
- Когда цель будет в «горячей точке» - выкурить.

* * *
Непроизвольно, словно зачарованный, Алекс протянул к изображению руку. В голове пронеслись нечеткие обрывки фраз. Может, отрывки утерянных воспоминаний?..
И тут же все вокруг объяло пламя. Взрывной волной Мерсера выкинуло в окно. Ловко перевернувшись в воздухе, он приземлился на ноги, словно кот. Улицу вмиг наводнили военные. Алекс заметил танк и спешно направлявшегося к нему человека в черном. Глаза Мерсера недобро сузились. Это он подстроил взрыв.
- …ударную группу. Нам потребуется подкрепление. ОГОНЬ!
Алекс рванул всторону – к тоннелю под железной дорогой, потом к домам. Тягаться с ним в скорости морпехам было тяжело. Оказавшись вне поля зрения, он сменил внешность, и, пытаясь не вызывать лишнего интереса у солдат, направился к своей квартире или к тому, что от нее осталось. Необходимо было найти того, кто все это подстроил. Возможно, он знал, что случилось с Алексом… или знал тех, кто в этом замешан.
Около здания караулили военные. Мерсер уже был рядом с ними, когда из динамиков одного из солдат прозвучал приказ: «Всем направиться в Центральный парк к месту эвакуации»
Все еще притворяясь солдатом, он скрылся от морпехов, а потом бегом направился в Централ парк, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания и не терять из виду вертолет, который отправлялся туда же чтобы забрать человека в черном. Надо было успеть раньше его, прежде чем вожделенная цель успеет скрыться.
У точки эвакуации Алекс оказался одновременно с вертолетом.
- Какова ситуация? – приняв его за одного из своих, поинтересовался у Мерсера офицер.
- Все чисто, - ответил тот, не сводя взгляд с танка. невдалеке шумели лопасти вертолета. Алекс ожидал, когда покажется добыча. Он должен был знать кто этот человек и почему пытался убить его.
Офицер отдал приказ. Из люка танка появился человек в черном. Сопровождаемый морпехами, он, с опаской оглядываясь, торопился к «вертушке». Он и не подозревал, насколько близка опасность.
Оттолкнув солдата, Мерсер в миг оказался рядом с агентом Блэквотча. Такого жуткого зрелища морпехам еще не доводилось видеть. Брызги крови от удара о асфальт… Паутина черных щупалец оповила тело добычи… и поглотила его, слив воедино с телом Мерсера.
Дело было сделано.
Под град выстрелов и испуганную брань, Алекс бросился прочь.
Д е н ь д е в я т н а д ц а т ы й. Г д е – т о в Н ь ю – Й о р к е.
Мое имя – Алекс Мерсер.
Ветер шелестел полиэтиленом и бумажным мусором, качал голые ветки деревьев. Осень полноправно властвовала над Нью-Йорком. Солнце клонилось к западу. Сквозь рваную вату облаков проглядывало синее вечернее небо.
Тупые морды каменных горгулий (столь непривычные среди современной архитектуры) безразлично взирали на мир. Улицы, покрытые ржавчиной алого налета. Перевернутые и брошенные машины. Город, напоминавший пустырь.



Я причина всего этого.
Осторожно, словно ступая по минному полю, внизу пробиралась группа военных.
Они называют меня монстром, убийцей, террористом…
И они правы.
Три недели назад кто-то выпустил вирус на Пэнн Стэйшн. Я очнулся в морге. Теперь на меня охотятся. Я охочусь. Убиваю. Пожираю…

- У нас меньше часа. Что дальше?
- Последний виновный умрет сегодня.
- Ты уверен, что готов? Уверен, что справишься?
- Я был создан для этого.

У меня было только одно желание – месть Я хотел найти того, кто сделал это со мной. Мне нужен был виновный, чтобы уничтожить его. По сути, мысль о мести – была единственной по-настоящему моей мыслью.
По правде сказать, я и не думал, что найду истину… Лучше бы и не находил.

* * *
День второй. Полдень.
Алекс стоял, прислонившись спиной к холодной каменной кладке. По мостовой над ним шумели машины. Мимо сновали прохожие. Мерсер уставился в невидимую точку на противоположной стороне тоннеля.
«Тело Алекса Мерсера – это биологическое оружие, бомба, которая может рвануть в любую минуту. И сейчас он на свободе. Я бы сказал, доставить его живым или мертвым, но я не знаю, жив ли еще Алекс Мерсер.
Мы слишком близки к провалу. Как тогда в Айдахо…»
И еще была Черная стража. Блэквотч. Нет жалости, нет состраданию. Словно запрограммированные, они выполняли любые приказы…
- По-по-погодите!
- Уничтожить!
В тон мыслям, Алекс нахмурился. Шумиха стихла. Можно было возвращаться к Дане. Но Мерсер решил повременить. Он чувствовал, как нарастает мощь его тела… чувствовал, что меняется – быстро и неотвратимо. Но страха не было. Какая разница, если он все равно не помнил себя нормальным. Была только боль. О том, что безвозвратно утеряно. О том, что насильно вырвали из его жизни. Отпихнув в сторону чернокожего паренька в спортивке (вслед: «Да пошел ты, придурок!»), Мерсер не спеша зашагал по тротуару. Свернул на зеленый газон под сень деревьев. Алекс пытался собрать крохи добытой информации в более-менее целостную картину.
Осень шаг за шагом овладевала городом. Деревья покрылись золотом и багрянцем, но еще не успели потерять листву. День выдался солнечный и безветренный. Пройтись по Централ парку было приятно. Алекс поймал себя на том, что просто идет по траве, не думая ни о чем. Людская суета осталась позади. Он был один. Это успокаивало. Вот так и есть: они - другие. И они там. А я тут. По эту сторону.
Значит, я работал на «Дженетик», а Дана доставала для меня информацию. И мне удалось найти что-то важное. Я должен узнать, что я раскопал. Это многое объяснит. Айдахо. Все это как-то связано. Мне нужны остальные «звенья» этой цепи. Поглотив их, я смогу добраться до истины.

У б е ж и щ е Д а н ы. З а п а д М и д л т а у н а.

Девушка склонилась над монитором ноутбука, и, нахмурившись, читала документ. Рядом стояли чашка с кофе и недоеденный бутерброд. Полумрак комнаты озарял лишь голубоватый отсвет монитора да неяркая настенная лампа. Дана читала, губы ее беззвучно шевелились, и она то и дело качала головой.
- Ну и дрянь! – прошептала девушка.
- Нашла что-нибудь?
Голос резко разорвал полотно тишины. Вздрогнув, Дана обернулась. На пороге комнаты стоял Алекс. Девушка схватилась за сердце:
- О Боже! Не делай так больше! Господи…
- Прости.
- Я не слышала, как ты вошел, - девушка перевела дыхание, - Ну, что твоя квартира?
- От нее ничего не осталось.
- Ладно, теперь это не важно. Я нашла твой лаптоп.
- Лаптоп?
- Да. Он был в багажнике твоей машины.



Девушка снова повернулась к монитору. Алекс подошел ближе, и, оперевшись одной рукой о кресло, а второй - о стол, склонился над ноутбуком. На экран были выведены какие-то документы, но внимание Мерсера привлекла фотография рыжеволосой девушки. Что-то неуловимой, легкой волной скользнуло по отдаленным уголкам сознания. Не отрывая взгляда от фото, он произнес:
- Я… Я видел эту девушку раньше.
- Ну, в этом есть смысл, - кивнула Дана, - В файле упоминается только два имени, одно из них твое, второе – Элизабет Грин. Она все еще в изоляции в здании Дженетика. Ты ее знаешь?
- Эй, кто бы она ни была, она знает больше чем я.
Дана тоже перевела взгляд на фото с девушкой. Длинные волосы спадают на плечи, голова слегка наклонена влево, а взгляд, казалось, безвольно тонул в пространстве.
- Что они с ней творят? О Боже, она же просто девушка! Да что за хреновы чудовища эти люди?!
Алекс отступил назад и поморщился. Мозг пронзила внезапная вспышка боли. Перед глазами всплыл чей-то облик, но настолько неясно, туманно, что разобрать черты лица было почти невозможно.
- Не могу вспомнить, - наконец произнес Мерсер.
Дана с тревогой посмотрела на брата, она уже было хотела предложить ему остаться, отдохнуть немного, но он перебил ее, жестом веля не вставать с кресла.
- Я должен вытащить ее оттуда.
- Да… хорошо… только…
Но Алекс уже был у дверей.

* * *



Закат малиновой волной разливался в небесах. На город медленно, неспеша, опускались сумерки, по земле стелились длинные тени. Сидя в укромном темном углу у края крыши, Мерсер внимательно наблюдал за улицей. Здание «Дженетика» было окружено небольшим отрядом Блэквотча. Но больше всего беспокоили странные приспособления-индикаторы, установленные по периметру. Они мерно мигали зеленым светом. Надо было придумать как попасть внутрь здания, не вызвав при этом шумихи. Собственно, план созрел быстро и был предельно прост. Приняв облик поглощенного прошлой ночью солдата, Алекс направился к «периметру»...

* * *
Датчик внезапно сменил привычное зеленое мерцание на тревожный желтый свет – машина искала присутствие вражеского объекта.
- Черт. Томпсон, за мной!
Капитан Маккален вскинул винтовку на плече. Томпсон огляделся. Датчик все еще мигал желтым, но рядом не было никого.
- Если это тот гад… - командир не успел договорить – ему зажали рот. «Какого черта, Томпасон?!!» - молнией мелькнула мысль и в ту же секунду тело пронзила адская боль. Маккалену показалось, что его свежуют изнутри. Горлом хлынула кровь и все вокруг поглотила тьма.



* * *
В голове хором гудели чужие голоса, мелькали обрывки воспоминаний, лоскуты фраз. И если бы Мерсер только захотел – смог бы вспомнить всю жизнь Маккалена: детство, юность, служба, смерть…
«…Субъект разыскивается в связи с подрывной деятельностью против США и ее союзников. С прошлой ночи Алекс Мерсер считается в США террористом номер один…»
«… - Что здесь произошло?
- Мы не знаем. Команда Альфа вошла в лабораторию и исчезла. Связи нет.
- Оккей. Оцепляем здание. Никто не выйдет и не войдет пока не отменят Чрезвычайное положение…»
«…Какого черта, Томпсон?!!»
Надо было убраться от датчика подальше, но жуткая, невыносимая боль пронзала мозг. Усилием воли заставив тело двигаться, Алекс отошел от датчика на безопасное расстояние. И все-таки эти «индикаторы» были далеки от совершенства: радиус действия их составлял пятнадцать метров, а реакция была достаточно медленной – за это время можно было успеть скрыться.
- Сэр… сэр, с вами все в порядке?
- Да. Прочешите район. Он где-то неподалеку.
- Есть!
Алекс перевел дыхание. Серая пелена перед глазами медленно расходилась. Теперь часть Черной стражи будет занята поисками его самого.
Надеюсь, на какое-то время они отвлекись от охраны комплекса. Уже что-то.
Прислонившись спиной к высокой каменной ограде, Алекс взглянул на серую громаду Дженетика, откуда еще вчера ему пришлось бежать под град выстрелов. Все это время Черная стража не сидела без дела. Из того, что помнил Маккален, Мерсер узнал о военной базе, обустроенной в двух кварталах отсюда. В городе определенно творилось что-то не то, и это было вплотную связано с деятельностью Дженетика.
Почувствовав, что боль отступила, Алекс направился к входу в здание. Теперь, для того, чтобы попасть внутрь, у него было все необходимое – код и отпечатки пальцев.

* * *

Э т а ж 51. О т д е л и с с л е д о в а н и й Б л э к л а й т а.

Алекс медленно шел по коридору, оплетенному, словно паутиной, странной алой пульсирующей субстанцией. Мигали лампы дневного света. За следующим поворотом Мерсер наткнулся на несколько трупов. «Пропавшая команда «Альфа», - заключил Алекс, присел у одного из тел и снял с головы солдата маску. Бледное лицо мертвеца покрывали неестественные алые пятна, кожа была тонкой и сухой, как сигаретная бумага, а широко открытые глаза - абсолютно черными.
- Что же за дрянь тут происходит! – Мерсер с отвращением отвел взгляд от мертвого.
Святой святых пятьдесят первого этажа было просторное помещение, в центре которого находился изолятор. За его прозрачными стенами из небьющегося стекла на кушетке, опустив голову и обняв колени, сидела девушка. Дверь изолятора была открыта настежь, но пленница и не пробовала бежать. Ее рыжие волосы клочьями валялись на полу, и только на макушке все еще оставалась длинная прядь, похожая на жутковатую имитацию ирокеза.



В этой комнате красная субстанция образовала на стенах тошнотворные волдыри. Время от времени они подрагивали, и раздавалось какое-то бульканье. Только вокруг изолятора было относительно «чисто».
Алекс перешагнул порог прозрачного «убежища».
- Элизабет Грин?
Девушка подняла голову. На лице ее, у губ и на щеках были видны алые язвы. Изумрудные глаза встретились с холодными голубыми. Губы девушки шевельнулись и в сознании Мерсера эхом раздались слова:
- Время ожидания окончено…
Девушка встала и одним резким движением отшвырнула Алекса к стене. Чавкнула «паутина», оплетавшая стены. На пол засочилась тошнотворная бурая жижа.
- Я не понимаю, - поднимаясь с колен, прохрипел Мерсер.
- Смотри, - эхом разнеслось в ответ.
Тонкая, горячая ладонь коснулась головы, и за вспышкой боли последовала череда обрывков воспоминаний: молодая рыжеволосая девушка, зрачки ее изумрудных глаз расширены от страха; город в огне; особенно четко – надпись красной краской на крыше: «НЕ ЗАРАЖЕНО»; далее нахлынуло уже нечто большее, чем просто воспоминания: неясные картины Нью-Йорка, охваченного пламенем – смутное ощущение жажды мести.
Мерсер застонал, не в силах больше терпеть боль.
Грин отняла ладонь и дотронулась до стены. Повинуясь ее прикосновению, алая масса уплотнилась, посерела и рассыпалась, дробя камень, как безе. В проломе показалось черное ночное небо, усыпанное звездами. Повеяло холодом.



- Кто ты? – раздалось у девушки за спиной. Грин обернулась. Словно отражаясь от стен, голос ее разнесся по лаборатории:
- Я твоя мать.
Отвернувшись, она сделала шаг вперед и исчезла по ту сторону пролома в распахнутой черной пасти пустоты. В это же время лаборатория пришла в движения. Алые волдыри на стенах дрожали, трескались, на пол лилась красная, похожая на кровь жидкость. Помещение наполнил кислый запах… и послышался низкий рык. Прежде чем Алекс успел отреагировать, по груди полоснули острые когти. От следующего удара Мерсер увернулся, но тут же вторая тварь, с тела которой все еще стекала алая влага, нанесла удар сзади…
А волдыри лопались один за другим. В лаборатории их было около дюжины, и кто знает, сколько еще таких коконов - в других помещениях здания. Твари были два с лишним метра ростом, с гладкой пурпурной кожей, круглыми абсолютно черными глазами и темным провалом рта. Мощные руки и ноги монстров украшали прочные, острые когти.



- Черт! - Алекс сплюнул кровь. Раны пылали огнем и не успевали затягиваться. Мерсер пробовал наносить удары, но монстры, казалось, даже не ощущали их. Лишь ярость тварей разжигалась сильнее и сильнее. Следующий удар швырнул Алекса к пролому. Победно завопив, уродец поднял над собой мощные кулаки и уже хотел обрушить удар на голову жертвы, но Мерсер не стал этого дожидаться – он рывком откатился в сторону и исчез по ту сторону пролома.

Алекс уже давно распрощался с внешним видом Маккалена, и потому своим появлением добавил неразберихи в хаос и без того царивший перед зданием Дженетика. Видимо, причиной тому послужило появление Грин. Но как бы там ни было, ей удалось бесследно скрыться, и теперь вся огневая мощь была нацелена на Мерсера.
- ОГОНЬ!!!! – раздался чей-то требовательный голос.
О, нет, не опять.
Мерсер инстинктивно прикрылся рукой… и тут тело само пришло ему на помощь – левую лопатку покрыли острые наросты, они быстро расползались по плечу, разрастались, и вмиг над левой рукой образовалось подобие черного щита.
- ОХРЕНЕТЬ!! Просто не верю!! – вопил кто-то. Пули отскакивали от щита, царапали его, но пробить не могли.
- ТАМ!! СВЕРХУ!!! – с нотками паники послышалось откуда-то справа, и в этот же момент рядом приземлилась туша монстра. Чудище схватило ближайшего к нему солдата и впилось зубами в его бок. Человек истошно завопил. Алекс понял, что за первым уродцем последуют и остальные. Нельзя было скрыться и оставить все как есть. Но и противостоять лоб в лоб - бесполезно. Нужна была мощная огневая поддержка, и Мерсер знал, где он ее получит – неподалеку находилась военная база. Дело осталось за малым – заманить туда тварей.
Тем временем монстры оставили в покое военных, снова переключились на Мерсера.
В душу закралось неприятное ощущение, будто они специально преследуют его, будто он – их приоритетная цель.
- ЗА МНОЙ, УРОДЫ!! – прорычал Алекс, и, сцепив зубы, сорвался с места.
Я не знаю, что вы такое, но я найду способ вас уничтожить.

* * *
Твари не отставали. Они не обращали внимания ни на кого, кроме Мерсара, и шли по следу, словно гончие. От патрульных то и дело поступали сообщения о «диких животных» на улицах города.
Алекс же не особо представлял, насколько хорошо сработает его план и сработает ли он вообще.
Мерсер, а вслед за ним и дюжина уродцев ворвались на территорию военной базы. Противостоять двум противникам одновременно оказалось непросто. Залпом ракетницы верный черный щит разнесло в дребезги, что отозвалось волной боли по всей левой руке. Алекс понял, что если сейчас не найдет «подпитки», дело может подойти к концу довольно быстро. И при этом финал истории будет не самым приятным. Вокруг было настоящее месиво: люди, монстры, две бронемашины уже пылали, и вот-вот на подходе была ударная группа.
Однако, не смотря ни на что, план работал. Пусть и медленно, с большими потерями со стороны людей, но три чудовища уже валялись на залитой кровью земле.
Прямо перед Мерсером возникла фигура монстра. На его уродливой морде виднелась глубокая рана, а левый глаз был поврежден. Тварь впилась в Алекса ненавидящим взглядом.
- Ну! давай!! Мне надоело это!!!
Уловив яростную интонацию противника, тварь в слепой злобе бросилась на Мерсера. Все чувства Алекса заглушила жажда смерти. Он ощущал, что уже почти на грани. Враг должен был умереть, должен был биться в агонии, захлебываться собственной кровью. Словно алый туман застилал все вокруг. Мерсер добивал тварь с ожесточением хищника, зачуявшего запах смерти. Когда же монстр уже не мог подняться с колен, Алекс «вонзил» в него свои «щупальца».
- О, Боже, он просто иссушает его! – послышалось где-то рядом, и тут же говоривший захлебнулся воплем – стоило солдату на секунду отвлечься, как этим воспользовался один из монстров.
Алекс почувствовал, как тело наполнилось энергией и силой. Раны затянулись практически мгновенно. Но вместе с тем добавилось какое-то странное ощущение. От плеча до кисти побежали черно-алые волны, ладони покрылись черным жестким налетом - все это произошло так быстро, что Мерсер и опомниться не успел, как руки его приняли вид жутких когтистых лап.
Но страха не было - Алекс уже настолько привык к спонтанным изменениям своего тела, что принял это как данность и даже более того – козырь в данной ситуации. К тому же оказалось, что щит после сильных повреждений способен восстанавливаться. Теперь против оставшейся шестерки монстров у Алекса было уже более выгодное оружие. Между тем, он отметил для себя и то, что тело его способно приобретать новые свойства в зависимости от поглощенного им существа.
Когда последняя тварь упала замертво, Алекс решил не дожидаться от военных «благодарности» за визит монстров. Он бросился к ближайшему зданию, и, под возгласы ошеломленных морпехов, взмыл по отвесной стене.
- Сума сойти! Такого не бывает!
- Очуметь!
Рывок – и Алекс оказался на крыше другого здания. Уцелевший вертолет ударной группы попробовал его преследовать, но Мерсер словно сквозь землю провалился.

* * *
П о л н о ч ь. Г д е - т о в Н ь ю - Й о р к е.
Джо отпрянул в сторону:
- О Боже! Ты меня напугала…
Девушка неподвижно стояла у стены, полутьма подъезда добавляла ее и без того леденящей душу внешности нечто потустороннее. Прядь рыжих волос на макушке была взъерошена, стройное тело обтягивал странный темный комбинезон с металлическими вставками. Но хуже всего был взгляд. Казалось, ее зеленые глаза впивались в саму душу. Повисло напряженное молчание. Наконец-то, судорожно вздохнув, парень нарушил тишину. Он нервно засмеялся и добавил:
- Хаа!! Классный прикид! О, да, я понял, это Мартин, да? Это он приколоться решил? Господи Иисусе, честно, чуть в штаны не наложил!
Незнакомка словно бы ожила, наконец, моргнула, и осторожно подошла ближе.
- Слушай, даже грим! Класс! Хорошо выглядит…
Девушка протянула руку. На кончиках ее пальцев виднелись мелкие кровоточащие ранки. Парень отступил назад и уперся спиной в дверь. Накатилась невольная волна страха.
- Это… это не грим, да?
Зеленые глаза девушки недобро блеснули, лицо исказила гримаса злобы и ненависти. Тонкие, горячие пальцы полоснули Джо по щеке. Испуг уступил место омерзению и гневу. Парень оттолкнул девушку прочь:
- Пошла вон, сука прокаженная!!!
Рыжеволосая внезапно потеряла всякий интерес к происходящему, и обижено сжалась в комок у стены.
- Тварь обкуренная!! Развелось… Твари!! - Джо хотел было подскочить и нанести несколько ударов, но было в этой девушке нечто настолько зловещее, что кровь стыла в жилах. Парень чертыхнулся, быстро вставил в замочную скважину ключ. Пытаясь не выпускать из виду странную девушку, он заскочил в квартиру и захлопнул за собой дверь. Через пару секунд Джо выглянул в глазок – коридор был пуст. Девушка испарилась, как ночное видение. Парень включил свет и посмотрел на свое бледно отражение. На щеке виднелись тонкие царапины:
- Вот же сука, все-таки! - выругался Джо.

* * *



Ночь раскрыла над нею свои черные, усыпанные звездами крылья. Она осторожно ступала босыми ногами по грязному асфальту. Ей необходимо было найти укромное место. Проулок был пуст. Освещался он лишь тусклой настенной лампой над входом в подвал.
С этого можно было начать.
Выломав дверь плечом, она переступила порог.
Непроглядная тьма до краев наполняла подвал. Царящая внутри тишина была приятна, а запах сырости не отталкивал.
Она стала неспеша спускаться по железной лестнице.
- Всему свое время, и время всякой вещи под небом, - тихо проговорила она.
- Время рождаться, и время умирать, - тонкий палец скользил по холодной стальной перилле.
- Время насаждать, и время вырывать посаженное, - вслед за движением ее руки по поручням расползалась нить алого налета.
- Время убивать, и время врачевать; время разрушать, и время строить, - тонкий, едва различимый красный след становился гуще, узорчатой паутиной расползался по поручням.
- Время плакать, и время смеяться; время сетовать, и время плясать.
…это был солнечный день, тот день, когда она впервые услышала эти строки…
- Время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий.
… и не было на небе ни одного облачка, наступала ранняя весна, такая теплая и нежная…
- Время искать, и время терять; время сберегать, и время бросать.
…после она еще несколько раз слышала эти строки и даже когда-то перечитывала сама. Теперь они казались не просто исполненными смыслом – а пророческими…
- Время раздирать, и время сшивать; время молчать, и время говорить.
С перилл на лестницу капала алая, густая жижа. Красный налет расползался по деревянным полкам, узорами нарастал на стенах.
- Время любить, и время ненавидеть; время войне, и время миру, - она нашла умывальник, открыла воду, и, слушая ее журчание, монотонно продолжала, - Время войне, и время миру… время войне и время миру… время войне и время миру…
Красная масса впитывала воду, как губка.
- Время войне и время миру… время миру и время войне…

* * *

Ш т а б к в а р т и р а Б л э к в о т ч а. К о м а н д н ы й ц е н т р. Б е т т е р и п а р к.

- Я хочу, чтобы все было сделано еще до рассвета.
Он был уже не молод и полностью седой. Часть левой руки, начиная от локтя – отсутствовала. Рукав был аккуратно подшит к плечу.
- Со всем уважением, сэр, но с операцией подавления в городе с полутора миллионным населением моим людям не справиться, - полковник Таггерт с экрана монитора смотрел на генерала.
- Меня не интересуют оправдания! Работайте! - отрезал Рэндал и переключил свое внимание на стоявшего рядом капитана Кросса.



- Сэр, мы готовы и ожидаем распоряжений. - отрапортовал тот, - Мои люди могут высадиться в любой точке города в течение пятнадцати минут.
- Ситуация изменилась, капитан. Вы уже не участвуете в акции сдерживания. У вашей команды есть одна цель – Алекс Мерсер. Кодовое имя «Зевс». Он – переносчик нового штамма. Этой ночью он уничтожил пятьдесят моих людей. Вы заинтересованы?
- Я с вами, сэр.
- Полагаю, мне не надо объяснять, что стоит на кону.

* * *

У б е ж и щ е Д а н ы. З а п а д М и д л т а у н а. У т р о.

Алекс намеренно громко закрыл за собой дверь. Дана все также сидела за монитором ноутбука. О том, что она спала этой ночью хотя бы пару часов, говорил смятый клетчатый плед на старом диване. Взъерошенные волосы просили расчески, а на месте вчерашнего бутерброда лежало надкушенное яблоко.
- Что рассказала Грин? – спросила девушка, развернувшись к Алексу.
- Ничего ясного.
- Понятно. Тогда, может, пригодиться это. Я копалась в содержимом твоего ноута и… Имя Карен Паркер тебе о чем-нибудь говорит?
Алекс покачал головой.
- А должно было бы. Она твоя бывшая. В твоих записях я нашла ее фото и… - Дана порылась среди разложенных на столе бумаг, - Вот адрес. Надеюсь, она сможет что-то прояснить. Но тебе надо поторопиться. Держу пари, если я смогла ее найти, то и они смогут. Тогда она замолчит навсегда.
Мерсер взял со стола клочок бумаги, на котором аккуратным подчерком был написан адрес.
- И, Алекс…
Дана дотронулась до рукава брата:
- Береги себя.
Мерсер кивнул, но про себя подумал, что ничего обещать не может.

* * *

К в а р т и р а К а р е н П а р к е р. В е р х н и й В е с т С а й т.

Дверь открылась без стука. Женщина, сидевшая за столом над бумагами, вздрогнула. Обернувшись, она взглянула на мужчину, стоявшего на пороге комнаты.
- Карен Паркер? – спросил он.



- Боже, Алекс! – воскликнула она и бросилась к Мерсеру, - Я думала, ты мертв!
- Должен был быть.
Карен обняла его и прошептала:
- Слава Богу, с тобой все в порядке!
Мерсер поспешил высвободиться из объятий. Какие бы чувства раньше не связывали его с Паркер – сейчас это была абсолютно чужая для него женщина.
- Нам надо уходить отсюда. Собирай все необходимое. Мне нужна твоя помощь.
- Ты не расскажешь мне, что произошло?
- Я не помню. Я ничего не помню. Твой адрес был в моем лаптопе.
- Понятно, - ответила она, глядя куда-то в сторону, - Хорошо, я знаю место, где можно укрыться. У тебя есть хоть какие-то зацепки о том, что случилось?
- Я думал, ты мне об этом расскажешь.
- Я… Алекс, я не знаю. Последнее время ты вел себя очень странно, а в тот день… в тот день ты перестал отвечать на мои звонки. Потом пришло то известие… Что тебя… ты погиб.
- Убили?
- Я не знаю! Ты ушел в себя и ни о чем мне не рассказывал.
- Кто? Кто убил?
- Я не знаю. О Боже, я не знаю, что это за люди. Ты не веришь мне?!
Несколько секунд Мерсер молчал. Может, я и не помню того, что нас связывало, но она…
- Верю, – наконец, произнес он, - Я… Карен, я заражен. Я не знаю, что это за вещь, и я хочу от нее избавиться.
- Алекс, - Паркер дотронулась до его плеча. На этот раз он не отстранился, - Я попробую найти способ тебе помочь.

@темы: Прототип, творчество

08:20 

Прототип. День 1

Зачем имена? Они не отображают ничего. Если ты не можешь прикоснуться к моей душе своей – имя ничего не значит. Ты идешь по лесу и знаешь, что проходишь мимо дуба или ольхи. Но значит ли это что-то для тебя?


Они отняли у меня все.
Они виновны.
И они заплатят.



Время покончить со всем этим.



18 дней назад.
Н ь ю - Й о р к. М а н х е т т е н. К о р п о р а ц и я ? Д ж е н е т и к ?. М о р г.



- Эй, я знаю этого парня! Он же блэклайт!
- Ну теперь он бывший блэклайт.
- Его имя Алекс Дж. Мерсер. Ближайший родственник - Дана Мерсер. Его жена?
- Не знаю.
- Как думаеш, это как-то относится к тестовому объекту на 51?
- Понятия не имею. И даже более того - не желаю знать. Лучше подай мне скальпель. Начнем с прохода через корпус.

* * *
Сквозь тьму смутно доносились голоса. Сознание не желало воспринимать смысл фраз, но в душе быстро нарастало чувство тревоги. Оно противными ледяными щупальцами сжимало грудь.
Пробуждение было внезапным. Полная дезориентация плюс слабость в теле. Апекс соскользнул с операционного стола. Место, в котором он очнулся, никак не походило на что-то хоть отдаленно напоминающее человеческую обитель. Со звоном посыпались на пол инструменты с задетой подставки. Апекс с ужасом осознал, что не только не понимает как тут оказался, но даже более того - он не может вспомнить ничего о самом себе.
Наполняя душу смятением и страхом, нарастала неясная, мучительная тревога.

* * *
Человек в защитном костюме со скальпелем в руках уже склонился над бездыханным телом, когда труп, видимо не согласный присутствовать на собственном препарировании, резко сел, издав судорожный, жуткий вдох.
Двое ученых отпрянули не сговариваясь - как по команде. Обоих охватила паника.
- Вот черт! ? раздался испуганный возглас, странно искаженный защитной маской.
Недавнишний труп свалился с операционного стола и, опрокинув подставку с инструментами, пытался встать.
- Вызывай ударную группу! - раздался второй, такой же искаженный голос. Говорившему почти удалось скрыть нотки паники.

* * *
Ночной воздух был свеж, а небо затянуто рваными тучами.
Надо выбраться, успокоиться и придумать что делать дальше. Должен же быть кто-нибудь, кто может помочь?
Алекс затаился за грузовиком и наблюдал как из прошумевшего над двориком вертолета спустились четверо военных. Маски на лицах делали их похожими на маньяков из второсортных триллеров.
Что происходит? Зачем здесь военные?
Трое ученых в своих зеленоватых защитных костюмах чем-то смахивающие на астронавтов, что-то объясняли солдатам. Слов не было слышно, но по жестам Алекс понял - они напуганы и возмущены.В ответ на их негодование прозвучал усиленный динамиком маски голос командира военного отряда:
- Я сказал на землю! У нас есть право стрелять и сжечь твое чертово тело!
Один из ученых возмущенно вскинул руки. Ответом на это стала автоматная очередь. Алексу показалось, что он видит это в замедленной съемке: разбивается темная маска защитного костюма, летят осколки (а может, это воображение дорисовало?), взмывают в воздух брызги крови. За первой автоматной очередью последовала вторая и третья.
- Вот черт! - Алекс попятился: надо было убираться с этого проклятого места! Но тут на него упал яркий луч света от фонарика одной из винтовок.
Захлестнула волна страха.
Все четверо солдат обернулись к нему. Алекс бросился бежать, но наткнулся на глухую кирпичную стену с одной стороны и высокие стальные ворота - с другой. Бежать было не куда (Да и разве убежишь от пули. Она ведь, дура, везде нагонит)
- Приоритетная цель обнаружена. - послышался все тот же усиленный микрофоном голос.
Приоритетная цель? Это я - приоритетная цель?
В сердце билась отчаянная надежда на милосердие и на то, что все это какая-то чудовищная ошибка.
- По-по-погодите! - Алекс скользнул взглядом по безликим маскам.



- Уничтожить его!
Автоматная очередь и тело пронзила волна дикой боли. Алекс закричал, но не упал. Раны терзали, однако сознание было чистым. Ни слабости, ни тьмы, ни света в конце тоннеля.
- Что со мной происходит?! - в ужасе воскликнул Мерсер. Солдаты, оправившись от потрясения, снова вскинули автоматы. Прогремел шквал выстрелов, но Алекс не стал дожидаться еще одной порции свинца - он рванул к воротам и, перемахнул их с одного прыжка и с изумлением понял, что ему удалось нечто сверх человеческое. Перемахнув через последнее заграждение - ворота, увенчанные колючей проволокой, Алекс обернулся свериться с их реальной высотой - может, все-таки разыгралось воображение из-за пережитого стресса? И не было ни выстрелов, ни сумасшедших прыжков? Но нет, верные два метра и колючая проволока поверх.
- Мне удалось это так легко? - не веря собственным глазам, произнес Алекс.
Но удивляться дольше ему не дали. Над головой прогремел выстрел и только сейчас Алекс понял, что стоит посреди оживленной улицы. Люди в панике убегают прочь, кое-кто испуганно жмется к стенам домов. Прямо перед Алексом стояло желтое такси: капот всмятку, из-под него валит вонючий дым, а серебристый мерс, в который врезалось такси, "целуется" с фонарным столбом. Видимо, водителя сбило с толку внезапное появление Алекса на дороге. Беглец еще раз оглянулся. Оказывается, это был не только высокий, но и довольно длинный прыжок. Алекс взглянул себе под ноги - на асфальте виднелась сеть трещин.
- Ни с места! Полиция Нью-Йорка!
"Виновник торжества" посмотрел на полисмена. Гам улицы перекрыл шум лопастей вертолета. Алекс поднял голову - тот самый геликоптер, который высадил военных. Мерсер понял - пощады не будет. Но почему? За что?
Сорвавшись с места, Алекс понесся по улице, на бегу перепрыгивая машины. Ни одному человеку не дано развить такую скорость, но беглеца это не волновало. Самым главным было уйти, скрыться, спастись. За спиной Алекса пули выбивали дробь об асфальт. Вертолет все не отставал. Раздался взрыв. Алекс обернулся как раз вовремя. Отброшенная взрывом машина летела в его сторону. Защищаясь, Мерсер прикрылся руками, во второй раз за последние двадцать минут готовясь к неминуемой смерти и всей душой желая спастись. Но машина не сбила с ног. Более того, оказалась достаточно легкой для того, чтобы поднять. Страх уступил место ярости. Алекс выкрикнул глядя на вертолет и совершенно не думая о том, что его все равно не услышат:
- Хочешь загнать меня в угол?! Что тебе от меня нужно?!



Бросок. Невероятный бросок. Только после него Алекс снова пришел в чувства - словно в замедленном кино машина, брошенная им, летела к вертолету. Блики от огней ночного города сверкали на гладких, отполированных желтых дверцах (ах-х, это снова такси?). Испуганные крики, взрыв над улицей, визг автомобильных сирен, обгоревший остов вертолета на трассе. Алекс с удивлением уставился на свои руки. Такого не бывает! Это невозможно!
Но не успела догореть одна "стрекоза" как над домами показалось еще две. Видимо, первая ударная группа успела вызвать подмогу.
Алекс снова сорвался с места. Скорость нарастала, ветер свистел в ушах. От непривычки маневрировать на улицах было нелегко. То и дело рядом свистели пули. Несколько даже задело, но Алекс терпел и сцепив зубы не сбавлял ходу. Как же, как же нелегко даются повороты на такой дикой для человека скорости! Следующий такой "неудачный поворот" грозил неслабым ударом о стену. Но вместо того чтобы врезаться на полном ходу, Алекс взмыл по вертикали "аки посуху". Изумляться было некогда. Да и вообще все происходящее слилось в какой-то больной бредовый кошмар, Алексу казалось, будто мир вывернулся наружу и превратился в театральные подмостки для драмы абсурда неизвестного сумасшедшего автора.
Внезапно твердь под ногами исчезла. Земля приближалась так быстро, что перехватило дыхание. Алекс даже восхитился полетом. Когда же он приземлился на обе ноги, не сломав ни единой конечности и не потеряв равновесия - все естество его охватила волна острого восторга, а чувство неудержимой свободы захлестнуло с головой на краткий миг отодвинув на второй план преследователей и потерю памяти.
Военные вертолеты не собирались отставлять Мерсера в покое. Гул лопастей слышался уже близко. Надо было спрятаться. Алекс выбрал узкий проулок, забежал в подворотню и, добив полуцелое стекло, запрыгнул в окно заброшенного дома. Дождавшись, пока стихнет шум преследовавших его вертолетов, Алекс выбрался. Начали напоминать о себе полученные ранения. По округе рыскали солдаты. Надеясь не попасться им на глаза, Алекс брел по проулку. Силы покидали его, боль становилась все сильнее. Алекс не представлял куда ему идти. Он один, в большом, незнакомом городе. О себе ничего не помнит, а квартал прочесывает вооруженный отряд с намерением убить ?цель? без лишних разговоров. В сознании всплыли какие-то фразы: "Его имя - Алекс Дж. Мерсер", "Он же блэквотч", "Ну теперь он бывший блэквотч"
В конце-концов сил терпеть боль не осталось. Алекс сполз по стене на замусоренный асфальт.
Может не найдут? И зачем ищут?
Эти навязчивые, не идущие из головы вопросы зачем? и почему?
Невдалеке раздались шаги. Послышалось усиленное микрофоном:
- Враг обнаружен. Каков приказ?



- Уничтожить! - ответил из динамиков механический голос так не похожий на человеческий.
Выстрел. Новая боль. Алекс завалился на бок?


Солдат с чувством выполненного долга отвернулся от убитого.
- Какова ситуация? - поинтересовался не-человеческий-голос.
- Цель уничтожена.


...но вместе с болью пришло и что-то еще. Какое-то новое, странное ощущение...


Солдат, стоявший спиной к простреленному телу даже не услышал, как псевдотруп поднялся на ноги. А когда военный осознал, что происходит, было слишком поздно. Алекс крепко схватил его за плечи. И, повалив на землю, нанес несколько страшных ударов. Рукам, способным удержать вес машины, ничего не стоило ломать человеческие кости как щепки. Но ужаснее всего было то, что последовало за этим - из тела Мерсера вырвалось нечто напоминающее жуткие черные щупальца. Алекс сдавлено взвыл от боли.
Перед глазами замелькал калейдоскоп картин, в голове зазвучали чужие незнакомые голоса. Через мгновение Алекс пришел в себя. Тело солдата бесследно исчезло. Даже толком пятен крови не осталось. Алекс потрясенно застыл на месте:
- Моя сестра. Он знал, где она. Я знаю. Где она. Я должен найти ее. Дана... будем надеяться, она мне что-нибудь расскажет. Хоть что-нибудь.
Опять послышались шаги. Кто-то приближался. Алекс не шевелился, готовый к бою .Раны, после нападения на солдата, почти затянулись? Но тело Мерсера внезапно раскрыло перед ним еще одну свою новую способность...


* * *
Командир отряда решил сам убедиться в том, что задание действительно выполнено. Но его ждало разочарование - нерадивый солдат столбом стоял в конце проулка, а обещанного тела Зевсе не было видно:
- Приказ выполнен? Где тело?
Солдат молчал.
Командир опустил винтовку и с раздражением ругая про себя начальство, которое посылает в его отряд одних идиотов, двинулся к подручному.
- Я спросил где те?
Он еще успел удивиться дерзости солдата, когда тот схватил его за ворот. Но следующий удар о асфальт погрузил все во мрак небытия.

* * *
Алекс смотрел на медленно приближающуюся фигуру офицера.
Теперь я должен убить и его.
- Приказ выполнен? Где тело?
Мерсер молча выжидал.
Они начали эту войну. Не я.

* * *
Алекс чувствовал себя здоровым и исполненным сил. Одним словом великолепно и на все сто. Теперь осталось выйти незамеченным и найти Дану. Что касалось первой проблемы - то приняв облик офицера сделать это было довольно легко. Оказавшись достаточно далеко от военных ищеек, Алекс расталкивая прохожих, припустил по улице. Бежать слишком быстро он не собирался ? сейчас лишнее внимание было не кстати, но и интуиция подсказывала, что надо торопиться.
Добравшись к дому Даны, Алекс обнаружил, что здание уже оцеплено солдатами. Все также притворяясь одним из них он вошел в подъезд.

* * *
- Отстань от меня!
Дана и вправду была похожа на него. Такие же светло-голубые глаза, похожая форма носа и лица. Ей шла короткая стрижка. И она была моложе наверно лет на десять.
Дана почти вырвалась из рук солдата. Алекс, еще на пороге принявший свой истинный облик, не теряя времени снес военного мощным, смертоносным ударом. Противник харкнул кровью и затих на полу.
- Дана? - Алекс обернулся к девушке, но та попятилась, - Я не обижу тебя, - Мерсер сделал осторожный шаг вперед, но она отвернулась, прикрыв лицо тыльной стороной ладоней.
- Мне нужна твоя помощь, - выдал Алекс последний довод, который у него остался.
* * *
Г д е ? т о в Ч е л с и
- Боже! Я знала, что в Дженетике что-то не так.
- Ты знаешь, что со мной произошло?
Дана покачала головой:
- Я не видела тебя пять лет. Ты явился ко мне месяц назад и просил раскопать информацию о том, чем занимается верхушка Дженетика. Разве ты не помнишь?
Алекс прошелся туда-сюда.
- Алекс, что с тобой? - Дана с болью взглянула на брата. Но вместо ответа услышала:
- Есть место, где мы можем укрыться?



Помолчав, девушка ответила:
- Я думаю да.

* * *
- Тут жили мои друзья. Я думаю они не будут против. Год назад они уехали в Патагонию или что-то вроде этого.
Алекс осмотрел "убежище Даны". Небольшая каморка на чердаке. Даже трудно поверить, что тут можно жить. Зато в углу стоял комп на ходу. Над столом замусоленная карта Манхеттена.
- Я подумала. Алекс, если они нашла мою квартиру, то найдут и твою.
- А где я живу?
- Вот тут, - Дана показала на карте.
Алекс подошел ближе.
- Я должен осмотреть ее. Дана, они перевернут весь город, чтобы найти нас. Ты будешь ждать меня тут?
В глазах девушки мелькнуло беспокойство - за одну ночь из перспективной студентки журфака она по непонятным причинам превратилась в беглеца, разыскиваемого сворой вооруженных военных.
- Да, конечно. Я буду ждать тебя тут.
Дана села за компьютер:
- Я попробую найти для тебя какую-нибудь информацию?

* * *
В моем теле огромная сила.
Погруженный в свои мысли, Алекс Мерсер застыл на краю крыши.
Сила, которую я могу контролировать.
В лучах утреннего солнца пестрело граффити на железных дверях чердака.
Но я понятия не имею, откуда эта сила взялась.

@темы: Прототип, творчество

08:02 

О аффторе

Зачем имена? Они не отображают ничего. Если ты не можешь прикоснуться к моей душе своей – имя ничего не значит. Ты идешь по лесу и знаешь, что проходишь мимо дуба или ольхи. Но значит ли это что-то для тебя?



Уважаемый посетитель! Чувствуй себя как дома, но не забывай что ты в гостях.:cool:

Мой милый друг! Рада видеть в любое время суток, в любую погоду и настроение. Потому что для друга найдется хоть крапаль времени среди завала, хотя бы сказать, как обидно, что такой завал и времени мало на большее, потому что солнечная погода тогда стает еще солнечнее, а пасмурная - светлее, и хорошее настроение сбивает все рекорда, а плохое внезапно ищет щелки, куда бы спрятаться, когда друг начинает гонять его веником котят ^^;-)

Покорный слуга в образе меня занимается тем, что работает учителем в СОШ № 12 г. Феодосия. Мучит детей уроками укр. языка и литературы. А еще - недавно возникла мысль идти на юриста.. хотя... мысль стать историком тоже не покидает. При последнем варианте хотелось бы написать пару работ по истории древнего востока и истории Чернобыля. Да-да-да-да. Мечтаю съездить в Зону. Хочу увидеть своими глазами это место.

В свободное время занимаюсь литературным творчеством. Пишу в основном прозу. Очень редко когда поэзию. Среди моей прозы как автентично-мои произведения так и фанфикшен.

В дальнейшем будет добавлено несколько записей, которые позволят нам познакомиться ближе и увидеть мир моими глазами. Настолько, насколько это возможно для вас.

А еще - я геймер. Что, видимо, немного странновато для девушки. Но уж такой я сложился - странный на голову субъект.

Люблю читать. Фантастику, фэнтази, работы по истории и проф.литературу. В дальнейшем кое-что из произведений, с которыми я ознакомилась выложу сюда.

Так же коллекционирую видео. Периоически буду оставлять ссылки на мой основной блог с видео-записями.

Считаю, что без доверия невозможны никакие отношения. Ни любовь, ни дружба.

И терпеть не могу, когда люди, которым пофиг, втирают про "любимость" и "дорогушесть". Осторожно! Могу покусать за это.

03:31 

Девушка, верящая в прекрасного припять-принца

Зачем имена? Они не отображают ничего. Если ты не можешь прикоснуться к моей душе своей – имя ничего не значит. Ты идешь по лесу и знаешь, что проходишь мимо дуба или ольхи. Но значит ли это что-то для тебя?


Это была девушка неопределенного девичьего возраста, уже лишенная флера школьной наивности, но еще сохраняющая веру в прекрасного припять-принца. В идеале - принца с автоматно-гранатометным комплексом ОЦ-14 производства тульского оружейного завода, название которого лучше всего звучит на мове: О, Це ж "Гроза"!
(А.Зорич, С. Челяев "Клад Стервятника")

blogs.mail.ru/mail/ubegishe07/


22:18 

Зачем имена? Они не отображают ничего. Если ты не можешь прикоснуться к моей душе своей – имя ничего не значит. Ты идешь по лесу и знаешь, что проходишь мимо дуба или ольхи. Но значит ли это что-то для тебя?
И лишь позитивные смайлики. А получается так.. "позитивно"
Одни КуСки!
КуСки и КуСки!
Лю-бу-му
Ску-ска-ски
И даже ни строки. Кому ты... на ** нужен из этих "скишников"?? Позитивных таких улыбчивых скишников? Ха-ха. Ха-ха. Ой, ха-ха.

09:51 

Из старого. ТАЙНЫЙ ЗАГОВОР КОТА

Зачем имена? Они не отображают ничего. Если ты не можешь прикоснуться к моей душе своей – имя ничего не значит. Ты идешь по лесу и знаешь, что проходишь мимо дуба или ольхи. Но значит ли это что-то для тебя?

Склонившись над бумагами, Дире уже вторую ночь работал с документами, пытаясь свести все воедино. В членах Т все было прекрасно… все, что не касалось документации. В итоге, Ректор вывел заключение: у людей патологическая нелюбовь к бумажкам. Потерев уставшие глаза, Дире взялся за следующий отчет и поморщился – от Виола. Военрук ненавидел писать отчеты и с тех пор как Итачи покинул базу, пришлось главе безопасности осваивать эту науку самостоятельно… и выходило это у него пока что на три с минусом. Ректор решил на время отложить бумагу в сторону и взяться за следующую – ею оказалось настоятельное требование вирусолога установить пятый уровень защиты в ЛООИ. Дире вздохнул. Не отстанет, пока не получит своего, что ли? Ухватился же руками, ногами и щупальцами… Ректор и эту бумагу отложил в сторону. На часах протикало полвторого ночи. Следующим «презентом» оказалась записочка, написанная на розовой, ароматной бумаге и подписанная отпечатком маленькой лапки – требование хомячихи Саманты выдать ей гербовую позолоченную печать. Дире потер глаза, решив, что ему уже мерещится. Когда же он хотел взглянуть на записку во второй раз, то узрел прямо перед собой черную кошачью морду. Люци уселся на бумаги и глядел на Дире желтыми глазами.
- Нет, мне еще надо зако…
Парень не успел договорить. Кот привстал и толкнул его головой в грудь. Потом потоптался по бумагам, повернулся вокруг своей оси и, скрутившись клубком, улегся на стол, преградив собой доступ к документам.
- Слушай, Люци…
Кот приоткрыл один глаз и немиганно ставился на хозяина, мол «Даа, я вас слушаю».
- Ладно, уговорил.
Дире с тоской взглянул на кипу бумаг, на монитор ноутбука. Да, завтра предстоит еще ой как много… не считая незавершенных проектов в лаборатории. Конечно, на время их можно поручить, например, Алексу, но ведь так хотелось самому разобраться с любимым детищем!
«Ди… а можно мне отгул? ну пожаааалуйста!» (ангельский взгляд) – «Конечно… нет» Они бы спросили: «Ди… а когда у вас выходной?». С раскладом последних событий на язык так и напрашивалось – «никогда». И Брэйк завален полностью. Тоже ночами сидит, на него уже ничего…
Дире вздрогнул. Он понял, что на миг задремал. Часто заморгав, парень отогнал навязчивое покрывало дремы и посмотрел на экран монитора… но ноутбук был уже выключен. Да и кровать была расстелена. Себастьян? Когда только…
На подушке, скрутившись клубком, лежал черный кот. Люци лукаво сверкал желтыми глазами, неотрывно глядя на Дире.
- Это моя подушка, - улыбнулся Ректор, поднимаясь.
Люци зажмурился, но, помедлив, спрыгнул с кровати и затрусил к парню. Подбежав к нему, кот принялся урчать и тереться о ногу, требуя свою порцию ласки. Ди наклонился, почесал его за ухом, зевнул, и завалился на кровать. На прикроватных тумбочках стояли откуда-то появившиеся хрустальные вазы с необычными фиолетовыми соцветьями на длинных зеленых ножках. Комнату наполнял необычайный, приятный, расслабляющий запах. Дире почти мгновенно заснул.

* * *
Цветы странные, но красивые… В саду у нас таких нет…
Дире открыл глаза. Грелкой под боком на одеяле лежало мохнатое теплое тельце. Ректор сел и огляделся (кот при этом брякнулся наземь, издав при этом что-то недовольное и нечленораздельное). Нигде никаких цветов. Присниться же. Хотя, сон был хорошим. Во всяком случае, сегодня Ди уж точно выспался.
- Люци? Люци, ну прости, я нечаянно, - пробормотал Ди, свесившись с края кровати и пытаясь обнаружить под ней кота. Но того там уже не было.
Люци уже торчал у окна. Оперевшись передними лапами о подоконник, он жмурился под теплыми солнечными лучами.
- Да, хорошая погодка…
Кот заурчал, спрыгнул на пол и подбежал к двери.
- Да-да, сейчас. Хочешь погулять? Хорошо. Только с Хантом осторожно. Он такой проглот.
Люци пренебрежительно фыркнул.
Ди поднялся и приоткрыл дверь, но от кота уже и след простыл.
- Хватит прикалываться, Люци. Так ты хочешь погулять или…
Черный кот невозмутимо взгромоздился на вещах Ректора.
- Неет, я не могу с тобой…
Люци фыркнул и гордо отвернулся, мол, так, только так и никак иначе.
- Серьезно не могу, - твердо ответил парень.
- Ну и ффф!
Дире открыл рот:
- А?
Кот вопросительно поглядел на хозяина:
- Мяу? – выдал он.
- Ээ… пойду-ка я в душ, а то еще сплю…
Люци невозмутимо отвернулся, спрыгнул на пол и забрался под тумбочку.
- И не дуйся. Я действительно очень занят. В другой раз.

* * *
Веселье началось с самого утра. Зашел Брэйк и дал отчет по выполненной работе, потом был срочный вызов в лабораторию – опять лаборанты что-то начудили с подопытными. Трое обзавелись заячьими ушами… и повадками – перегрызли всю ГМО морковь из запасов Саматнты, на что та требовала их самих превратить в морковки. Алекс же благополучно смылся в неизвестном направлении. Видать, чтоб не связываться с хомячихой лишний раз. Пока пытались решить эту проблему и предотвратить последующую нежелательную мутацию подопытных, те ухитрились выбраться из палаты (куда санитары смотрят?!). Оказавшись на свободе, горе-«кролики» умудрились погрызть аппаратуру (как только током не шарахнуло?!), и почти добрались до документации. Но благодаря самоотверженным усилиям Брэйка и благодаря Себастьяну, вовремя появившемуся с подносом с капустой, положение было спасено. Далее вычудил Дэй. Может, взрыв, таки искусство, но после парочки смачных БАБАХ! на Олимпии в кабинет к Дире явился разъяренный военрук с пиротехником за шкирку с требованием «Этого… вот этого… блонлина-твою-дивизию не подпускать к Олимпии на пушечный выстрел! А то я за себя не ручаюсь! – и, грозно глядя на Дея, Виол прошипел, - Филе свежей заморозки, блин, будешь!!!»
«Застрелите меня» - мысленно простонал Дире.
К тому же настроения добавлял Люци – видно он вконец разобиделся и объявил бойкот. Утром без боя уступил свою миску Хантеру (оный просто проглотил ее вместе с кормом и, довольно мурча, укатился прочь). На все попытки Дире наладить с ним отношения, кот неизменно поворачивался к нему хвостом. И вот сейчас тоже, напрочь игнорируя Ректора, вскочил на колени к Виолу и начал довольно урчать, любовно заглядывая в желтые глаза военрука. Мол, вот как я тебя люблю, правда, я хороший?
- Чего это он? – удивился Виол.
- Обиделся.
- Ясен молоток, что обиделся. А чего?
- Внимания ему как бы мало. Ладно… с этим, - Дире кивнул в сторону двери, за которой несколько минут назад скрылся Дэй, - я улажу дело. А ты, - Ректор глянул на кота, - Предатель.
Но тот и усом не повел.

* * *
Солнце уже клонилось к закату, а Дире все еще сидел за работой. Люци казалось бы уже оставил свои попытки растормошить хозяина и развести его на прогулку. До этого он уже два раза заскакивал на стол и скидывал с него документы, забирался на колени к Дире, тыкался мордой в лицо, лизал шершавым языком его подбородок – ничего не помогало. И вот второй час Люци апатично лежал на ковре и, свернувшись клубком, наблюдал, как пляшут в воздухе пылинки. Только уши его время от времени подрагивали.
- Ну все, хватит дуться, - Дире перевел взгляд на кота, - Я тебе обе… - но кота на месте не оказалось. Ректор обвел комнату взглядом – нигде никого. Удивленно моргнув, парень потер глаза и огляделся еще раз – наверно забрался под кровать или… и тут Ди заметил тень, падавшую на пол откуда-то сверху. Парень перевел взгляд наверх. На потолке преспокойно восседал Люци, беззаботно чесал задней лапой себе за ухом. На миг остановившись, он подмигнул Дире зеленым глазом. Дире вмиг вскочил с кресла и отскочил назад, попутно чуть не свернув со стола ноутбук и рассыпав по полу документы. Парень закрыл глаза, замотал головой, и только потом снова решился глянуть на потолок – пусто. Только точечные светильники. Дире глянул на ковер – Люци, на миг отвлекшись от созерцания пылинок, поднял голову и насторожено уставился на хозяина желтыми глазами – мол, с чего такой шум?
- Переработался… - выдохнул заключение Дире. Собрав с пола документы, парень взглянул на все также апатично возлежавшего кота:
- Знаешь, ты наверно прав. Сегодня у меня будет выходной вечер. Идем в сад.
Кот пошевелил ушами, но все также продолжал лежать.
- Давай, собираемся.
Дире приготовился, и подошел к двери.
- Люци, пошли. Люци. Слушай, ну хватит.
Парень вздохнул, вернулся, и подхватил кота на руки. Тот только этого и ждал. Довольно умостившись у хозяина на руках он блестящими от радости глазами лукаво уставился на Ди.
- Хитрый же ты.
В ответ послышалось довольное: «Мур-мур».

* * *
Близился вечер, но солнце мягкой волной света все еще заливало сад. Над цветущими деревьями и аккуратно подстриженными кустами летали стайки стрекоз. В саду на простеленном на земле пледе весело щебетали Энн, Эйрен, Эрион и Фло. Неподалеку над корзиной с продуктами возились Кисаме, Сассори и Хидан – за пару минут был накрыт импровизированный стол-на-траве: темно зеленая скатерть, расстеленная под деревом была заставлена блюдами с канапе, нарезкой и прочими радостями желудка.
- Развлекаемся?
- Ой, Ди! – улыбнулась Рин.
- Давай к нам! – махнула рукой в сторону угощений Эри.
- Если двоих примете. – Дире взглянул на кота.
- Люцик! - подошла ближе Фло, - Конечно приймем.
Однако «Люцику» особого приглашения не требовалось. Он вывернулся из рук Дире, брякнулся на землю, забрался на колени в Энн и стал с энтузиазмом обнюхивать ее бутерброд.
- Киске колбаски захотелось? – только Энн приподняла листок салата, а черный кот уже внаглую ухватился зубами за колбасу и потянул ее на себя.
- Проголодался, бедняжка…
- Объявил сегодня утром голодовку. Рад, что он передумал. – ответил Дире, разливая по бокалам шампанское.
Люци же, уничтожив колбасу, обнюхал Энн на наличие других вкусностей, дал пару раз провести ладонью по его шерсти, и принялся гоняться за стрекозами.
О чем-то споря, подошли Виол и Алекс. Сзади, хихикая, шла Конан.
- Ди! – обратился военрук к Ректору, - Ну я же ставлю ему халявные нормативы, почему он…
- Ставим халявные оценки?
- Чт… Неее, не-не-не-не-не. Это тебе так – послышалось, - защебетал Виол, - Ой, шампусик! А любимому военруку?
- Уже, - улыбнулась Эрион, протягивая Виолу бокал.
- Спасибо, Эри! Ты не дашь другу в пустыне умереть от жажды! За что пьем?
- За Т, конечно, - оскалился острыми зубами Кисаме.
Зазвенел хрусталь бокалов. Веселый смех рассыпался по вечернему саду осколками солнца.
Над небольшой полянкой на ветви цветущего дерева разлегся довольный черный кот. И тот, кто увидел бы его в этот момент, готов был бы поклясться, что кот – улыбается.

* * *
Утро золотыми пальчиками лучей пробежало по комнате. Дире спал крепким, сладким сном, забыв про все заботы… спал бы так и дальше, если б шершавый язык не стал вылизывать ему стопы.
Ди подтянул ноги, но Люци и не думал сдаваться. Он бодро пробежался по кровати (при этом столь же бодро протоптался по Ректору, а кто думает, что у котенка – желудок как наперсток и коты – самые нежные существа в мире просто не знает, что коты – это скрытые гиппопотамы. По всей видимости, Ди тоже согласился с этим утверждением, ибо невнятно что-то пробормотал в ответ на выходку Люци)
Пока мы с вами разглагольствовали о кошачьих свойствах, Люци уже начал тыкаться усатой мордой в нос хозяину.
- Ммм… уци…, - Дире нахмурился.
Как завершающий аккорд кот принялся вылизывать Ректору щеки и виски (видно, решил не отходя от кассы устроить хозяину утреннее умывание)
Ди потянулся и нехотя поднялся. Собираясь в душ, вспомнил про стол, все еще заваленный остатками бумаг и поморщился. Но тут же улыбнулся:
- А все равно, знаешь, хорошо, что ты меня вчера вытащил.
Но коту, видимо, было уже все равно. Он взгромоздился на подоконник и грелся на солнышке.
- Ты меня, в общем, понял, - Ди почесал Люци за ухом и тут взгляд его упал на письменный стол. В тонкой хрустальной вазе стояло фиолетовое соцветье на высокой тонкой зеленой ножке.

09:48 

Зачем имена? Они не отображают ничего. Если ты не можешь прикоснуться к моей душе своей – имя ничего не значит. Ты идешь по лесу и знаешь, что проходишь мимо дуба или ольхи. Но значит ли это что-то для тебя?


Что было после нашего "диалога" - :yogi:

Sonador

главная